Блогери

Редакція порталу ЖИТОМИР.Life залишає за собою право видаляти окремі блоги або блогерів, якщо їх публікації порушують законодавство України матеріал порушує морально-етичні норми.

Арсен Аваков: «Мне нельзя предложить что-либо, противоречащее моим правилам, – пошлю любого»

5c52ce4654de2

2019-й – год двойных выборов, на протяжении которого у МВД – помимо текущего функционала – появится еще дополнительный: по обеспечению демократичности избирательного процесса. От контроля за соблюдение кандидатами законодательства до сопровождения перемещения из точки «А» в точку «Б» урн для голосования. Логично, в таких условиях роль главы ведомства Арсена Авакова, которого и без того называют «не первым, но и не вторым» по уровню влияния в украинской политике, дополнительно возрастет. «В обществе пока возникают опасения, спекуляции… За кого же Аваков, третий политический игрок? – пишут некоторые СМИ...», – улыбается глава МВД. Подобная интрига ему явно льстит, хотя сам он настаивает на абсолютной своей непредвзятости по отношению ко всем участникам процесса. «Я всем кандидатам четко сформулировал, что поднимаюсь над процессом. Я «не в кармане у Тимошенко». Я «не воюю против Порошенко». Я ни с кем не договаривался», – отмечает.

Этот наш разговор мы посвятили исключительно теме выборов – как главной на сегодняшний день. Впрочем, условно ее все же можно разделить на две части. Первую, в которой речь идет о специфике функционирования МВД в текущих условиях – плану по предотвращению фальсификаций, превенциям внешних атак, вмешательств в работу ЦИКовского сервера, подсчет голосов. Вторая – о судьбе «Народного фронта», политических союзах, будущем ныне влиятельного министра при любом новом или новом-старом Президенте.

«Реклама Юлии Тимошенко, ситилайты Гриценко, и билборды с Томосом Петра Порошенко это – прямое нарушение законодательства»

С.К.: Главная тема нашей беседы – выборы. И роль МВД в избирательном процессе. Собственно, 2019-й – год двойных выборов.

Ситуация немного драматизируется прессой, но на органы МВД и Нацполиции действительно возложены определенные функции, связанные с обеспечением избирательного процесса. Мы здесь, в Нацполиции, проанализировали ситуацию, сделали выводы и я, как министр, являюсь гарантом соблюдения этих выводов.

На нынешних выборах не должны повториться ошибки прошлого. Нельзя игнорировать уроки новейшей истории – начиная с 2004 года и заканчивая 2014-м, когда прошла стремительная президентская и потом совершенно прозрачная, всеми принятая, парламентская кампания.

Мы должны пройти испытание нынешней кампанией, чтобы вопрос позиционирования правоохранительных органов больше не возникал в обществе. МВД будет нейтрально и обеспечит, в границах своей компетенции, – честный избирательный процесс. Тут для меня нет вопроса, как и для всего руководящего состава министерства. И тем не менее в обществе возникают опасения, спекуляции… Пока еще возникают: за кого же Аваков, третий политический игрок? – пишут некоторые СМИ...

О.Б.: «Третий во втором туре». Хорошая метафора от коллег из «Украинской правды».

Третий во втором туре, да. Но мы должны прийти к ситуации, когда этот вопрос вообще не будет выноситься на повестку дня.

С.К.: Метафора вам льстит?

Мне польстит, когда потом, по факту, я поставлю галочку «сделано» в условной графе: сделано честно и красиво.

Но прежде давайте поговорим о ключевых вызовах: если выборы будут нечестными, то есть основанными на системных сомнительных методах, это даст повод публичным протестам. Не сомневаюсь, что ключевые проигравшие игроки в этом случае попытаются прибегнуть к такому сценарию. Если выборы будут честными, и ошибки или злоупотребления будут носить несистемный характер, думаю, общество внутреннее примет эти выборы, и никакие политикантские приемы не пошатнут выбор украинцев.

С.К.: В каком смысле публичные протесты? Что вы вкладываете в это понятие?

Если будет публичная скупка голосов, а все, включая правоохранителей и ЦИК, станут просто разводить руками – это повод для чего угодно: для массовых протестов, для того, что новоизбранный украинский лидер будет нерукоподаваемым в Европе...

Это есть вопрос внутренней и внешней легитимизации. Президент или парламентская партия, победившие в результате честных выборов и нечестных - две огромные разницы. Именно поэтому крайне важно выделить вопросы глобальных рисков, разработать систему противодействия им и — четко по ней отработать.

Скупка голосов – один из важнейших негативных процессов, которые всегда беспокоили общество. Вульгарная скупка – деньги, гречка, «карусели». В этом же ряду и профессиональный шантаж – «работа» с чиновниками.

Второе – использование «черных» денег, сомнительного или коррупционного происхождения, в избирательной кампании. Подобное позволит даже кандидатам, не пользующимся поддержкой, но обладающим мощной денежной компонентой – через те же «сетки», «карусели», подкуп – повлиять на выборные процессы.

Поэтому я сейчас публично педалирую вопрос избирательных фондов кандидатов, это очень важно. Если кандидат вчера зарегистрировался, а его билборды висят с позавчера – это незаконная агитация.

Если Валентин Наливайченко только подал документы, а его баннерная реклама уже висит, это – прямое нарушение законодательства. Как и ситилайты Гриценко, и билборды с Томосом Петра Порошенко, который на тот момент даже документы в ЦИК не подал. И реклама Юлии Тимошенко, появившаяся задолго до проведения съезда.

О.Б.: Все, кого вы назвали, не указывают в рекламе, что являются кандидатами – рекламируются просто как публичные лица.

И да и нет. Мы можем друг другу объяснять, почему мы пропускаем это мимо ушей. Но в момент, когда кандидат сдал документы в ЦИК и получил удостоверение, а его избирательный счет еще не открыт – уж можно как-то пару дней продержаться без рекламы. Кандидаты должны быть стерильными буквально.

С.К.: Какие у вас механизмы контроля этих процессов или влияния на кандидатов?

Механизм реагирования и механизм контроля – разные вещи. Нацполиция имеет право реагировать – возбуждать производство и выносить соответствующее решение. Составляется протокол об админнарушении, выносится решение: штраф или предупреждение. Или открывается уголовное производство. После этого информируется ЦИК. Мы подписали меморандум: ЦИК информирует нас, мы – ЦИК, каждый в рамках своих полномочий. Как в случае с рекламой Игоря Шевченко.

С.К.: Имеете в виду билборды с поиском жены?

Игорь Шевченко в день регистрации (кандидатом в президенты, – LB.ua) и получения удостоверения развесил по всему городу билборды, хотя избирательный счет у него был не активирован. Это уже прямое нарушение.

«Мы создали специальную группу в МВД, которая работает по принципу «воронки»

О.Б.: Фиксируя нарушения такими темпами, к концу кампании у вас будет на каждого из фаворитов своя «папочка», которая может повлиять на исход гонки.

Такая «папочка» будет у каждого жителя Украины, кто этим интересуется, потому что мы информируем обо всем публично. Например, Анатолий Гриценко подал заявление о том, что его преследуют должностные лица государственных органов. Мы возбудили уголовное производство, идет проверка. Если тема получит дальнейшее развитие и это не будет мешать процессуальному статусу, все откроем для публичного доступа.

Факты нарушения будут фиксироваться, оглашаться и передаваться в ЦИК. Избирательная комиссия, как орган, осуществляющий избирательный процесс, может вынести санкции – предупреждение, снять кандидата и т.д. Поэтому к концу избирательного процесса или к завершению очередной фазы мы будем иметь публичный набор нарушений, который следует оценить. Так мы делали и в прошлый раз. У нас есть интерактивная карта, на которой нарушения фиксируются по городам, и которая доступна на сайте МВД.

Продовжити читання
  90 переглядів
  Коментарів: 0
90 переглядів
Коментарів: 0

Перші вбивства на Майдані. Чому досі не знайдено винних у смерті Нігояна, Жизневського і Сеника?

5c478f997b1f9

П'ять років тому на вулиці Грушевського у Києві були вбиті троє учасників акції протесту — Сергій Нігоян, Михайло Жизневський та Роман Сеник. Останній помер в лікарні через три дні після поранення, не приходячи до тями.

Розслідування перших вбивств у центрі Києва досі не дали результатів: прокуратура не може встановити підозрюваних і передати справу до суду.

Причин такої тривалості розслідування кілька, починаючи від неможливості ідентифікувати працівників «Беркуту», котрі стояли в першій лінії оборони і могли стріляти, завершуючи недостатньою кількістю відео- та фотоматеріалів, показів свідків тощо.

Справу за цим епізодом спочатку розслідували працівники міліції. Після передачі її в Генпрокуратуру слідчі змінювалися разів п'ять, що також значно вплинуло на термін встановлення обставин подій.

Протестувальники на вул.Грушевського, 22 січня 2014

Протистояння між протестувальниками і силовиками на вулиці Грушевського біля стадіону «Динамо» з новою силою почалося на світанку. На відео тих подій ми бачимо, що як одна, так і інша сторона кидали одна в одну бруківку, пляшки із запальною сумішшю, петарди, димові шашки тощо. Хоча штурми чи масові сутички відбувалися пізніше.

Нігоян

У матеріалах розслідування йдеться, що о 5:30 ранку помер 20-річний Сергій Нігоян, студент третього курсу Дніпродзержинського коледжу фізичного виховання.

За даними слідства, його вбили в момент, коли він перебував за одним зі спалених 19 грудня автобусів на Грушевського.

Нігоян отримав два наскрізні дробові поранення грудної клітки з пошкодженням легень та серця і одне проникаюче поранення в голову. Стріляли зі зброї 12 калібру зі свинцевою картеччю (мисливські набої) зі сторони правоохоронних органів з відстані до 20 метрів.

Висновки експертів показали, що такі набої можуть використовуватися для заряду помпової рушниці, що має 12 калібр. «Беркут» справді мав на озброєнні подібну зброю. Деякі підрозділи привозили з регіонів таку зброю, іншим — видавали безпосередньо в Києві. Втім, книг запису про те, кому яка рушниця дісталася, у правоохоронців немає.

Продовжити читання
  86 переглядів
  Коментарів: 0
86 переглядів
Коментарів: 0