Блогери

Редакція порталу ЖИТОМИР.Life залишає за собою право видаляти окремі блоги або блогерів, якщо їх публікації порушують законодавство України матеріал порушує морально-етичні норми.

"Лошади надежнее женщин". Александр Онищенко – о переезде в Узбекистан, о санкциях США и предателях в Украине

WhatsApp_Image_2021-04-09_at_13.39_.42_

Экс-нардеп в интервью "Стране" рассказал об отце-Кадырове, о том, как стал "инвестиционной няней" в Узбекистане и почему попал под американские санкции.

Бизнесмен и экс-нардеп Александр Онищенко стал первым украинским политиком, кто начал разоблачать коррупцию президента Петра Порошенко и его ближайшее окружение.

"Страна" обнародовала эксклюзивные откровения бизнесмена, что послужило основой целого цикла публикаций под условным названием "пленки Онищенко". Это случилось вскоре после того, как на Онищенко было заведено так называемое "газовое дело" и он уехал из Украины в Европу.

С поражением Петра Порошенко на выборах проблемы у Онищенко не закончились. Он был арестован по запросу Специализированной антикоррупционной прокуратуры Украины в Германии. Как говорит сам Онищенко – по приказу команды Байдена, так как арест произошел как раз накануне запланированной поездки в США, где Александр Онищенко должен был представить материалы о деятельности семьи нынешнего президента США в Украине.

В мае прошлого года Онищенко освободили, и он дал большое интервью "Стране". Но с тех пор о бизнесмене почти ничего не было слышно. Кроме новости о введенных против него в январе этого года американских санкциях.

Выяснилось, что Онищенко живет сейчас в Узбекистане. Как там оказался и что думает о ситуации в Украине, он рассказал в эксклюзивном интервью "Стране".

– Как вас занесло в Узбекистан?

– Я начинал свой бизнес в 1997-1998 году именно в Узбекистане. У меня отец работал заместителем главы МВД Узбекистана. Он – бывший начальник Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) МВД Узбекистана. И первый мой бизнес в Украине был связан с Узбекистаном и Туркменистаном. В том смысле, что я потихоньку внедрился и начал экспортировать объемы газа из Туркмении в Украину.

– Если я правильно поняла, в Узбекистан и тогда, и сейчас вас позвал отец?

– Да, он приехал сюда в 1993 году. В 1996 году я начал к нему приезжать, у меня завертелись первые дела.

Онищенко и Кадыров

Александр Онищенко и его отец Раджаб Кадыров

– А конкретно, что за дела?

– В Украину поставлял газ на металлургию, забирал металл. Металл продавал в арабские страны и получал деньги. Покупал газ через товарные поставки. Поставлял товар, а забирал газом. Вот так генерировались деньги. Это происходило до 2003-2004 года, а потом монополию в свои руки взял "Газпром" – прекратились прямые взаимоотношения со всеми азиатскими странами. После 2005 года Украина начала напрямую покупать газ у "Газпрома", а тот, в свою очередь, начал закупать весь газ здесь и в Средней Азии. Если раньше коммерческие структуры занимались транзитом газа через компанию "Итера", то в 2004 году монополию взял "Газпром". Но я поднабрался опыта, начал внедрять добычу газа в Украине.

– И все же ваш переезд – это стремление начать заново бизнес в понятной среде или необходимость усиленной безопасности на фоне проблем в Европе и в Украине?

– Не моих проблем. А проблем Европы. В части ЕС сейчас кризис, и особо заниматься там нечем.

– Что вы имеете в виду?

– Кризис бизнеса. Коронавирус уничтожил экономику, за последние полгода все рухнуло, а в Узбекистане как будто бы пандемия закончилась и расцвет экономики только начинается.

– А здесь коронавирус разве не имеет таких последствий, как в Европе? 

– Здесь ощущение, что все переболели за счет естественного отбора. Я вчера был на боксерском поединке. Десять тысяч человек во Дворце спорта. Никакой паники. А до этого десять тысяч собралось на концерте Николая Баскова. Все рестораны открыты, все работает. Экономика оживает. Вы приехали как раз к началу большой экономической выставки.

– Но тут также тревожная статистика по заболеваемости.

– Да все в порядке. Болеют – лечат. Тут построили много больших больниц. Продолжают развивать заводы. Оглянитесь вокруг. В гостиницах аншлаг. Все номера заняты. Слет инвестконсультантов и профильных специалистов, представляющих инвесторов со всего мира. Правительство огласит перечень объектов на приватизацию. Узбекистан открывает границы.

– А вы здесь тоже инвесторов представляете? Или сами себя?

– У меня свой интерес. И немного инвесторов представляю.

– А в чем ваш интерес?

– Золото. Химическая промышленность, удобрения. Знакомлю потенциальных инвесторов с экономикой Узбекистана. Раньше я их в Киев возил, теперь вот в Ташкент.

– Что интересует инвесторов?

– У них открыт сумасшедший рынок. Китай и Казахстан скупают все. Европейский рынок начал закрываться для России и стран бывшего СНГ. Они полностью развернулись в сторону Китая и стран Ближнего Востока, куда они масштабно экспортируют свою продукцию: газ, электроэнергия. Сейчас для привлечения инвесторов в Узбекистане готовят глобальную приватизацию. Сотни объектов выставляют на продажу. Сюда уже зашли "Газпром", "Лукойл", "Росатом". Все, кто заходит, вкладывают огромные деньги в экономику.

– А чем это обусловлено? Новой властью? Мировой конъюнктурой?

– Да, властью. Новый президент сейчас более демократичный.

– Вы постоянно здесь живете? Или какое-то время проводите в Европе?

– На выходных в Европе, в рабочие дни – в Узбекистане.

– И что вам тут нравится – кухня, культура?

– Цены достаточно приемлемы, кухня вкусная, все есть. Отец со мной.

– Нетипичный для вас антураж.

– Что вы имеете в виду?

– Вы славитесь своей страстью к роскошному образу жизни. Тут нет побережья, ресторанов, конных клубов. Как же так?

– Ресторанов здесь полно. Лошади в почете. Конный спорт начал активно развиваться в последние годы. Мне также поступают предложения от сборных разных стран, в том числе Узбекистана, так как помнят, на какой уровень я вывел Украину. Если помните, я создал великолепную команду. Мы стали призерами на чемпионате мира в Ахене в 2006 году, где получили олимпийскую путевку на Олимпиаду в Китай 2008 года.

Далее мы выиграли Кубок нации в Словакии, где завоевали путевку в Рио-де-Жанейро. И когда я находился на пике своей активности и спортивной славы, министр Жданов аннулировал мою аккредитацию на Олимпиаду. Потом мы выиграли Кубок нации уже в Будапеште, завоевали олимпийскую путевку в Токио. Четыре путевки подряд на Олимпиаду – ни одна страна не могла похвастать такими успехами.

Теперь мои усилия и возможности будут сфокусированы на Узбекистане. Тут лошадь – тотемное животное. Человек, который выступает на лошади, – почти праведник, ему прощаются все грехи. 

– Но при этом конный спорт здесь умеренно развит?

– Да, сейчас только начали появляться бизнесмены, которые покупают лошадей и вкладываются в инфраструктуру, в спортсменов.

– От каких стран еще у вас есть предложения кроме Узбекистана?

– Венгрия, Македония, Россия.

– Выступать за сборную России – это оригинальный ход.

– Вряд ли. Хотя там я в почете. Вы будете удивлены, но благодаря моей борьбе с Петром Порошенко я стал каким-то национальным героем в России. Благодаря моей борьбе также у меня хорошие отношения и с Венгрией. Но нет. Сейчас мне 52 года, и я не хочу заниматься политикой. Конный спорт и бизнес. Хватит с меня.

– Вы не исключаете, что можете выступать под флагами Узбекистана?

– Да.

– Для этого вам необходимо получить гражданство Узбекистана.

– У меня здесь отец, гражданство мне получить достаточно легко. Плюс – приветствуются спортсмены, которые уже были призерами в прошлом. У меня есть время поразмыслить и принять решение.

– Ваш конный бизнес в Германии еще существует?

– Да. Есть различные спортсмены, они выступают. Выращиваю и продаю лошадей.

– Вы рассказывали, что требовали компенсацию у Германии за то, что вас незаконно посадили в тюрьму. Вы ее получили?

– Часть получил. Смешную – 4,5 тысячи евро. По немецкому закону – 25 евро за проведенный день. Это официально получают все, у кого нет приговора, кого отпускают после суда. Адвокаты посоветовали мне отказаться от всех компенсаций и просто попросить вид на жительство. Это я упрощенно рассказываю.

– Каким образом вы оказались в санкционном списке США наряду с депутатами Дубинским и Деркачем?

– Для меня это большая загадка. Пишут, что это я передал пленки Деркачу.

– В интервью "Стране" Деркач заверяет, что пленки не от вас. Впрочем, неудивительно, что на вас пало подозрение, учитывая, что вы автор других, не менее скандальных, пленок с голосом Порошенко.

– Речь идет о разных периодах. У меня – "ранний Петя". Жадный коррупционер на старте своего президентства. У Деркача – поздний. Многие эпизоды произошли, когда я уехал из Украины. На одной из пленок Петр Порошенко попросит Байдена, чтобы органы юстиции США не общались со мной, так как Петр Алексеевич очень сильно переживает. Кроме того, как я мог передать "пленки", если в момент самой активной фазы, когда их публиковали, я находился в следственном изоляторе в Германии?

– Может, они подумали, что часть была у вас, часть у Деркача, и это все из одного котла?

– Возможно. Думаю, что в органах есть команда, которая все это пишет, им главное написать, а в американском посольстве все это проглотили. Санкции без каких-то доказательных оснований. Это все вывернулось ниоткуда, нужно было просто найти вескую причину, чтобы ввести санкции против меня.

– А зачем им нужно вводить против вас санкции? Какую угрозу вы представляете для США?

– Без понятия.

– Или это косвенная месть за ваши посты на "Фейсбуке" в поддержку Трампа?

– Скорее всего. Я писал правду. У Дональда Трампа был шанс выиграть. Ему не дали возможности, фальсифицируя результаты.

– Почему Трамп не смог этого предвосхитить?

– Он собрал вокруг себя слабую команду. После поражения практически все окружение его оставило. У него была позиция, что он выиграет выборы в честной борьбе. Но так не получилось. Среди проголосовавших за Байдена – много "мертвых душ", по той же схеме, которую Порошенко любил использовать на выборах. В демократических США тоже много двойных стандартов: "сетки", проплаченные демократами акции протеста с активистами, выдающими себя за гражданское общество.

– Все же слабо верится, что санкции против вас – это реакция американцев на ваши посты в "Фейсбуке" и публичные интервью. Может, есть другая причина, о которой вы не говорите?

– Я же первый начал рассказывать о коррупции сына Байдена в деле компании Burisma. Вспомните "пленки Злочевского", которые вы публиковали, где "Коля – хороший парень". Первое, что сделал Байден, когда выиграл выборы, – ввел санкции против меня в качестве мести за дискредитацию своего сына, правдивую, кстати.

– Эти санкции каким-то образом влияют на вашу жизнь, деятельность, ограничивают вашу свободу, финансовые расчеты?

– Это американские санкции, они никак не влияют на мою жизнь. Я не могу ездить в США, иметь отношения с американскими компаниями, делать долларовые переводы. Так я и до этого особо туда не рвался.

– Разве европейские банки не реагируют на американские санкционные ограничения?

– Никак не влияют.

– Будете ли вы обжаловать санкции через суды?

– Их невозможно обжаловать. Санкции – это способ борьбы с неугодными людьми, который никак нельзя обжаловать.

– А что вы намерены делать?

– Ничего. Я отпустил ситуацию.

Александр Онищенко в Узбекистане. Фото Страна

Александр Онищенко. Фото: Страна

– Как вы оцениваете работу Зеленского по деолигархизации в Украине?

– А против кого он борется?

– Как бы это странно ни звучало, но хуже всего дела обстоят у Игоря Коломойского, а также, наверное, у Виктора Медведчука.

– Больше всего борется против Медведчука. Не вижу, чтобы он боролся против Коломойского.

– А как же уголовные дела против акционеров "ПриватБанка", смена менеджмента в "Центрэнерго"?

– Он хочет показать, кто в доме хозяин.

– Кому: украинцам или американскому правительству?

– Это больше в отношениях между ними. Зеленский явно заигрывает с американцами, постоянно плотно общается с послом США в Украине Кристиной Квин насчет того, что нужно сделать, чтобы понравиться Байдену. Зеленский выполняет определенный инструктаж. Сейчас будет основная борьба за суды. Американцы перетянули все и сделали структуру, которая только им подчиняется – НАБУ. У них есть своя антикоррупционная прокуратура. Сейчас они перетянули антикоррупционные органы. То, что сейчас происходит с Киевским окружным судом и Конституционным судом. То есть идет борьба за украинские суды. Без судов не будет никакого давления и решений. Сейчас для них получить все суды – это задача номер один. Американцы будут шантажировать Зеленского, чтобы тот передал все суды в управление посольству США.

– Как вы оцениваете санкции по газовым компаниям? Знаете ли их владельцев?

– Это компании Павла Фукса.

– Из-за чего?

– Фукс близкий к главе МВД Арсену Авакову.

– Как вы оцениваете решение СНБО по трем каналам? Могло бы такое произойти в Европе?

– Это неправомерно. Как можно было ввести санкции против граждан своей же страны? Это дикость в правовом поле. Когда такие санкции против своих же граждан, то я уверен, что это не потому, что президент так чувствителен к публичной критике. Причина – американское посольство. Но рано или поздно Зеленский завершит свою каденцию, эйфория пройдет, и ему придется объясниться.

– Сейчас власть объясняет это тем, что, как им кажется, они побороли внешнего информационного агрессора.

– Порошенко точно так же рассказывал. Поборол?

– Как вы оцениваете решения о национализации "Мотор Сичи"?

– Беспредельное решение. Это, опять же, дает правовые основания для китайцев в судах против государства Украина. Все это безобразие повлечет за собой суды и позор, за который будет расплачиваться государство Украина. Это кратковременный мимолетный пиар. Но если правовых оснований нет – заранее провальные действия. Выиграют от этого экономики других стран. Посмотрите на Узбекистан. Чем больше таких решений в Украине, тем больше инвесторов тут.

– В каком состоянии ваш бизнес в Украине?

– Часть уже отрейдерили. Привет Фуксу и его подельнику Хомутыннику.

– В каком смысле?

– Они якобы зашли в покупку "Проминвестбанка", а за время, пока там находились, выкупили поручительство за эти компании за две копейки, а продали за 15 миллионов. А купил это все Кацуба.

– Так Кацуба вроде же ваш бывший партнер.

– Они все мои друзья-партнеры. Когда человек ослабевает, многие друзья себя проявляют. Когда я находился в изоляторе, они провернули эту операцию. Они воспользовались ситуацией и показали свое лицо. 

– И все же, у вас какой-то бизнес в Украине остался?

– Все забрали. Часть объектов забрало АРМА (Национальное агентство по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений. – Ред.). Мой офис, в частности.

– Вы намерены судиться?

– Я знаю, кто это все делал. На сегодняшний день я все это перечеркнул. Я не забыл, просто нужно окрепнуть и встать на ноги, прийти в себя. А после – реванш. Всему свое время.

– Если вернуть время вспять с момента нашего первого интервью в ресторане "Монако", за пару часов до вашего отлета, ставшего рейсом в один конец многолетней эмиграции...

– Я помню ту встречу... 

– Так вот, если вернуть время назад, вы бы поступили иначе? Остались бы или уехали, как тогда?

– Я бы не убегал. Легче защищаться, когда ты на своей территории. Я бы остался.

– Почему тогда вы приняли такое решение?

– Я послушал Юлию Тимошенко, которая посоветовала, чтобы я уехал, так как меня может использовать Порошенко и повысить политические дивиденды за счет меня. И я сделал большую глупость. Нужно было не уезжать. Как я и хотел изначально. Вспомните, я уехал, потом вернулся, потом опять уехал... Я же не наркодилер или убийца. Это было экономическое дело. Пустое. Решаемое. Внес бы залог и занимался бы юридически этим делом. Дело-то пустое – с 2015 года его открыли, и никакого продвижения вот уже шесть лет. Они уже даже не знают, что мне предъявлять.

– Тимошенко рассчитывала, что она станет президентом, поэтому посоветовала вам уехать, чтобы вас не использовали в игре против нее, верно?

– Да. Она боялась, что меня будут использовать в игре против нее. Игра против меня ее не интересовала. На самом деле она меня забыла на следующий день, как я уехал. Я делал для нее все, поддерживал финансово, взял на себя ревнивый удар президента, который нервничал, что я ее поддерживал. Но как только я уехал – человек исчез. А до этого клялась в дружбе.

– Когда вы сидели в тюрьме в Германии, адвокаты собирали письма-обращения на политубежище от публичных людей, чтобы помочь вам обрести свободу. Тимошенко писала?

– Нет.

– А вы обращались?

– Да.

– А она что?

– У нее всегда на все солдатская причина: чуть что – этого нельзя делать, это опустит мой рейтинг. Она всегда не может делать то, что понизит ее рейтинг.

– Давайте не о прошлом, а о будущем. Будете устраивать тут, в Узбекистане, конкурсы красоты?

– Нет.

– То есть из хобби остается только конный спорт?

– Лошади надежнее женщин.

На дистанційному навчанні діти не вивчили майже ні...
Один у космосі. Що робить на орбіті єдиний діючий ...
 
Vinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.x